Постановление пленума вс 17 от 28.06.2012

ПО СПОРАМ О ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ. Лидер Групп и и Постановление Пленума ВС РФ от 28. Весьма интересен для нас в данном случае пункт 44 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г.

Страховое возмещение составляет 500 000 рублей. В период «беззакония» страховая компания через год по суду заплатила бы эту сумму, плюс 15 000 расходов истца на представителя, плюс 40 000 процентов за пользование денежными средствами. Сегодня – при тех же условиях страховщик заплатит само возмещение, ту же сумму представительских и процентов, но плюс – компенсацию морального вреда 10 000 рублей и штраф в сумме 282 500 рублей, итого 847 500 рублей. Очень важно разъяснение, данное словно для детей, в части применения потребительского законодательства к отношениям по предварительным договорам (пункт 4 Постановления).

Не скажу за всю Россию, но в Санкт-Петербурге и Ленинградской области последние года 4 эта проблема стояла остро. Дело в том, что многие застройщики в обход Федерального закона № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве» заключали с гражданами предварительные договора купли-продажи или того же долевого участия. Проблема возникала при обращении граждан по таким договорам в суды, которые практически в унисон утверждали – сие правоотношения имеют предмет лишь один, заключение основного договора, а обязательств по передаче товаров, работ и услуг по ним не возникает, значит, нет потребительских отношений.

Только нашей общественной организацией (СПб ООП «Диалог») обжаловалось несколько десятков судебных актов, основанных на подобном правоприменении. Успехи периодически были, но намного меньше, чем поражения. В итоге граждане платили госпошлины десятками тысяч рублей, теряли возможность получить реальную финансовую компенсацию за просрочку строительства (которая подчас исчисляется годами), а застройщики, как и было велено вождями в эпоху кризиса, «не кошмарились», и отделывались мизерными финансовыми санкциями в противовес тем прибылям, которые они имели от использования денежных средств граждан.

Очень настораживает «проадвокатская» тенденция судебного сообщества, нашедшая свое продолжение в пункте 6 Постановления, где юридические услуги адвокатов вывели из-под действия Закона «О защите прав потребителей».

постановление пленума вс 17 от 28.06.2012

Неужто так много доверителей, недовольных подобными услугами обращаются в суды? Или может, уж простите за красноречие, эти субъекты де-факто предпринимательской деятельности «священные коровы»? Да не обидятся на меня Настоящие адвокаты с большой буквы, поистине усердно выполняющие подчас очень тяжелую работу. Дело в том, что когда адвокат оказывает услуги в той сфере, где только он их может оказывать (уголовный процесс) это одно. Но когда он действует наравне с юридическими фирмами и частнопрактикующими юристами, оказывая услуги в остальных областях права – чем он ровнее всех остальных?

Тут прямое нарушение Конституции. Не лишним будет добавить, что примерно раз в месяц к нам обращаются с жалобами на качество именно юридических услуг, при этом добрая половина – на адвокатов. А ведь удельный вес адвокатов на этом рынке вряд ли больше 10%.

Вы точно человек

Не столь ново для судебной практики, но имеет важное значение закрепление в Постановлении того, что отношения со всякого рода ТСЖ, ЖСК, ЖНК и пр. Объединениями граждан в той части, которая касается внутреннего устройства, по действие Закона не попадает. Однако в случаях, когда данные объединения предоставляют тем же членам возмездные услуги, работы действие Закона «О защите прав потребителей» имеет место быть (пункт 7 Постановления).

Это актуально в первую очередь для сферы коммунальных услуг и услуг по содержанию общедомового имущества. Не знаю чем продиктована необходимость столь подробного разъяснения о том, что потребительская сфера права охватывает и риэлторские услуги (пункт 11), но пусть лучше оно. Это банальные агентские отношения, либо поручение. В любом случае в судебной практике не наблюдал сколь-нибудь стоящего объема ошибок в применении потребительского законодательства к данным отношениям. Чаще наблюдал не применение сего не со стороны суда, а со стороны представителей истцов, которые почему-то игнорируют столь благосклонное для их доверителей законодательство.

Вы точно человек

Важным видится доктрина, что когда гражданин, осуществляя фактически предпринимательскую деятельность, не является индивидуальным предпринимателем, он все равно будет отвечать по Закону «О защите прав потребителей» (пункт 12 Постановления). Дело в том, что даже ко мне не редко обращаются люди, пострадавшие от «халтурщиков» (и в смысле формы оказания услуг, работ и по содержанию). Банальный пример – наняли вы бригаду строителей дом загородный возвести, а по результату получили сарай. Ранее единственный путь – в общем порядке в суд с минимальными финансовым санкциями для работников.

Теперь – ровно все тоже, что я писал про страховщиков в самом начале, не говоря уже о бремени доказывания и других льготах для потребителя.

Данная функция доступна только для зарегистрированных пользователей

Очень подробно освещен вопрос существенности недостатков (пункт 13 Постановления). Это важно, поскольку Закон действительно содержит слишком абстрактные формулировки, что дает неограниченное усмотрение правоприменителям. Несоразмерность расходов высшим судом соотнесена (приближена) к стоимости самого товара (работы, услуги), либо к тем благам в финансовом выражении, которые мог получить или получил потребитель. Не очень я согласен с трактовкой недостатка, выявленного неоднократно.

Под ним Верховный Суд понимает РАЗНЫЕ недостатки, выявленные не по одному разу. Если из буквального толкования нормы вытекает, что необходим один недостаток, который выявляется 2 и более раз, Пленум решил поставить такие недостатки как минимум в пару. Тут же сделана еще одна ремарка, усложняющая жизнь потребителя – каждый такой недостаток должен делать невозможным использование товара (работы, услуги) однако, закон говорит о несоответствии требованиям договора или нормативных актов как о факте.

Так, знаете ли, дефекты ЛКП не мешают использованию авто. Можете ездить как на божьей коровке (пятнами), но права на замену/возврат автомобиля иметь не будете. В пункте 14 Постановления вообще забыли слово «существенного» перед первым упоминанием слова «недостаток», благодаря чему сакральный смысл сего положения без 100 грамм не поймешь. Не столь критично, но вызывает резонный вопрос подмена закона Постановлением Пленума, нашедшая свои признаки в пункте 21. Речь о том, что общественное объединение потребителей вправе обращаться в защиту интересов потребителя по его просьбе, при этом закон (статья 46 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) не закрепляет обязательность письменной формы такого обращения.

В Постановлении просьба названа «жалобой», а форма четко закреплена как письменная. Так и вижу судебную власть, решившую самостоятельно принимать для себя законы, мягко послав ветвь законодательную. Не в том ли явное посягательство на часть 1 статьи 30 и на часть 3 статьи 55 Конституции. В пункте 24 Постановления, Верховный Суд вновь меняет свое зрение на нормы права. Дело в том, что 10 лет назад рассуждение строилось на том, что когда требование о компенсации морального вреда производно от имущественного, подсудность определяется по цене иска и может быть отнесена к мировым судьям, когда тот же моральный вред проистекает из нарушений неимущественных прав потребителя – общие правила и подсудность района.

Теперь же Пленум, не утруждая себя цивилистическими рассуждениями все потребительские споры, где заявлена компенсация морального вреда, отнес к подсудности районных судов. Я только за, ибо терпеть ненавижу общение с мировыми судьями.

бухгалтерская справка о списании кредиторской задолженности образец

Договорная подсудность в потребительских спорах, с таким скрежетом побежденная Роспотребнадзором в системе арбитражных судов, в общих судах вновь стала не простой задачей (пункты 22, 26 Постановления). Дело в том, что по общему правилу, условие, ущемляющее права потребителя, считается ничтожным, следовательно признания судом не требует. Однако, Пленум не стал прямо указывать на то, что условие о договорной подсудности ничтожно, более того он косвенно дал понять, что такое условие надо оспаривать в суде с тем, чтобы считать его недействительным.

Не очень радостная картина получает. Тут либо сначала подавать в суд за оспариванием сего положения, тратить полгода и только потом судиться по существу. Другой вариант – подать иск по существу, а первым требованием заявить признание договорной подсудности недействительной. Но и тут есть риск – а вдруг суд в первом требовании откажет, тогда он попадет в патовое положение. Это он может решить только посредством оглашения резолютивной части решения. Без возможности возврата к ранним стадиям рассмотрения спора.

Для продолжения работы вам необходимо ввести капчу

Однако, если иск был подан в противорез договорной подсудности, то в случае описанном выше суд не сможет вынести решения по основным требованиям. Как будет неполномочным рассматривать спор. Что в таком случае делать я не представляю. Неустойке в Постановлении посвящено достаточно много, правда 97% положений воспроизведены из предшествующего. Вместе с тем потеряно одно значимое разъяснение – о том, что неустойка взыскивается по день ИСПОЛНЕНИЯ решения суда. После оглашения решения всегда проходит какой-либо промежуток времени. Одно дело если это месяц, а ведь бывает и год.

В таком случае я практикую подачу еще одного иска за взысканием неустойки за период с момента вынесения решения по день его исполнения. Начало практики данной было тяжелым и очень помогло именно разъяснение Верховного Суда. С другой стороны Пленум теоретически решил давно устоявшуюся проблему с еще одной неограниченностью судейского усмотрения – речь о праве суда уменьшить размер неустойки (пункт 34). Я всегда говорю – зачем законодатель установил столь воистину гигантский размер неустойки в Законе «О защите прав потребителей», если суды урезают ее в сотни.

Теперь прописано, что снижение суммы неустойки происходит только на основании заявления ответчика и только в исключительных случаях.

постановление пленума вс 17 от 28.06.2012

Остается только догадываться какие основания исключительности будут изобретать судьи, ведь кто взыщет 14 млн. Неустойки за просрочку с заменой автомобиля Land Rover, например. Сколь часты утверждения ритейлеров и сервисных центров, что «перепрошивка». Замена программного обеспечения телефона и других девайсов, не является гарантийным ремонтом. Отныне на высшем уровне и это заблуждение развеяно. Пункт 39 Постановления недвусмысленно говорит, что любая проблема использования аппарата, связанная со сбоями программного обеспечения, является недостатком товара со всеми вытекающими правами и обязанностями.

И снова не удачно сформулирован способ дополнительной защиты потребителя в части тех случаев, когда выясняется, что требование о замене товара удовлетворить невозможно из-за отсутствия интересующего товара по причине прекращения его производства, например. Речь о последнем абзаце пункта 40, где указывается, что такие обстоятельства являются основанием для изменения способа исполнения решения суда о замене товара на скажем взыскание его стоимости только когда такие обстоятельства ВОЗНИКЛИ после вынесения решения суда.

бухгалтерская справка о списании кредиторской задолженности образец

Живой пример из собственной практики. Было решение о замене автомобиля на аналогичный. Исполнительное производство прекращено на основании вышеизложенного, способ исполнения решения изменен, в пользу потребителя взыскана стоимость нового авто.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г N 17 г Москва "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей"

Но, рассматриваемые обстоятельства возникли почти за год до вынесения решения, гражданин об этом не знал, а ответчик – естественно. Если следовать актуальным разъяснениям, потребитель в подобной ситуации окажется с неисполнимым решением, а суд вынужден будет отказать в изменении способа исполнения решения. Возникли-то критические обстоятельства ранее постановленного решения.

Ну и что с того, что потребитель не знал, мог бы и поинтересоваться – это не моя мысль, это дословная цитата одного судьи в подобном процессе на днях. В пункте 45 Постановления наконец нашла свое подтверждение аксиома о том, что моральный вред подлежит компенсации лишь только по одному факту нарушения прав потребителя, доказывать нравственные страдания последнему не. Настоящая доктрина нашла свое выражение еще 10 лет назад в одном из определений Конституционного Суда (Определение КС РФ от 16 октября 2001 г.

N 252-О), однако в силу отсутствия какого-либо правового значения данного акта для дел в судах общей юрисдикции, иногда приходилось слышать – «А вы таки докажите, что страдали». И вот оно, второе революционное воззвание – штраф в размере 50% суммы, присужденной потребителю, теперь должен взыскиваться не в доход государства, а в ПОЛЬЗУ ПОТРЕБИТЕЛЯ (пункт 46 Постановления)! К сожалению, в данном случае революционность заключается в грубом вмешательстве Верховного Суда в законотворческую деятельность, а также в непостижимой подмене публично-правового характера санкции, частно-правовым.

Дело в том, что штраф этот действительно вызывал много вопросов по своей природе, однако все они крутились в понимании, что санкция эта – административная.

Теперь получаем, во-первых, что один и тот же должник перед одним и тем же кредитором несет двойную штрафную ответственность, ибо правовые предпосылки и к наложению штрафа, и к взысканию неустоек по статьям 23, 23. И 28 Закона «О защите прав потребителей» одни и те же – ответственное лицо не удовлетворило законное требование потребителя. Во-вторых, рассматривая штраф как меру гражданско-правовой ответственности, находим ее только в параграфе 2 гл. Гражданского кодекса Российской Федерации.

Следовательно, в разрез заложенной в норму о штрафе неотвратимости существенных финансовых потерь для ответчика, имеем право суда руководствоваться при взыскании штрафа статьей 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, проще говоря – снижать как заблагорассудится. Последнее значимое для практики уточнение – это то, что туроператор отвечает за качество турпродукта даже, если договор с потребителем заключал агент на правах действовать от своего имени (пункт 48 Постановления). Практически в каждом подобном споре туроператор апеллировал к статье 1005 Гражданского кодекса Российской Федерации и уверял, что отвечать должен турагент.

Верховный Суд же разъяснил, что потребитель сам определяется к кому требования предъявлять, с той оговоркой, что агент отвечает только в пределах полученного за сделку вознаграждения. То есть в данном случае защищены интересы еще и агента, что видится правильным. Подводя итоги, нахожу новое Постановление по практике рассмотрения потребительских споров очень «жизненным». Не столь погружено оно в теорию, сколь решает реальные практические нюансы судебных споров данной категории. С другой стороны, конечно, хотелось бы видеть больше правовой мотивировки, но в условиях отношения общих судов к цивилистике, осознаю, что это только бы усложнило понимание низших судов заложенного послания.

Да, ни мало столь же значимых проблем судебной практики не затронуто. Тем не менее отдаю должное, так как рассматриваемое Постановление реально направленно на «закручивание гаек» для тех нерадивых субъектов предпринимательской деятельности, которые, пользуясь несовершенством российского законодательства, извлекают прибыль из попирания интересов своих же контрагентов – потребителей. Выражаясь метафорой, сие предприниматели пилят сук, на котором сидят, но в нарушение законов физики сидят на нем и здравствуют, даже когда собственно его отпилят.

Благодарствую, очень грамотная статья. ВС "порадовал" на счет договоров страхования, ибо я в судах напрочь не хотел ничего слышать о прежней позиции ВС.

Оставьте комментарий